31 декабря 2017

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Святая Церковь, как в прошлый воскресный день, так и в наступающий, прославляет праведников Ветхого Завета. Мы сегодня за всенощной слышали церковный тропарь, в котором особо упоминаются, и в прошлый воскресный день упоминались, праведники ветхозаветные: три отрока, которые когда-то были ввержены в пещь вавилонскую, и святой пророк Божий Даниил. Этот тропарь, как мы с вами слышали, поется так: «Велия веры исправления, во источнице пламене, яко на воде упокоения, святии трие отроцы радовахуся, и пророк Даниил львом пастырь, яко овцам являшеся». Эти слова означают вот что: прежде всего Церковь говорит о том, что является великим свидетельством выполнения веры нашей – «велия веры исправления». Здесь «исправления» не в смысле поправки, а в том смысле, как говорят, про человека, что он хорошо «исправляет», т.е. выполняет свой долг. Так и здесь «велия веры и исправления» значит особое свидетельство выполнения веры. «Среди пламени, как на воде упокоения», как на покойной воде, в прохладе, а не в огне, «святые трие отроки радуются».

О них Церковь поет на каждой утрени, об этих трех отроках, вспоминая потрясающее, страшное чудо, как они когда-то были ввержены в пещь огненную и остались там невредимы. Это было при царе Навуходоносоре, который, упоенный своим владычеством, своим могуществом, приказал поставить на поле Дейре, как называлось просторное место около Вавилона, громадный золотой истукан. По знаку, когда затрубят в музыкальные инструменты, чтобы все ему поклонились. Три благочестивых отрока Ананий, Азарий и Мисаил отказались это сделать. Разъяренный царь сказал им, что если «вы не сделаете то, что я требую, то тогда будет разожжена печь, и вы будете брошены в пламя. И Кто Тот Бог, Который может вас избавить от руки моей?!» Отвечали они: «Мы богам твоим не служим, и истукану, которого ты поставил, кланяться не будем – силен Бог нас защитить! А если даже Он не благоволит, то все равно помни – мы не исполним твоего повеления!» Святая Библия не говорит точно, что это за истукан был золотой. Это не было, вероятно, изображение какого-нибудь бога, потому что отроки говорят, что «мы твоим богам не служим, а истукану, которого ты поставил, не кланяемся». А Предание говорит, что Навуходоносор приказал поставить статую, изображавшую его самого, свою статую – золотого истукана. И когда он повелел, чтобы статуе поклонялся народ, то совесть религиозная тех отроков увидела в этом, что тут окажется, что не кесарево – кесарю воздается (Мф. 22:21), а Божие – кесарю воздается, и они отказались. Знаем мы поразительное чудо: пещь была неимоверно разожжена настолько, что когда слуги бросали святых отроков, связанных по рукам и ногам, в самое жерло пылающее этой печи, то те, которые бросали, были обожжены до смерти. А связанные отроки упали туда, где бушевало пламя и, хотя бросали их связанными, Навуходоносор увидал, что они там спокойно ходят, в глубине печи, как в прохладном помещении и славят Бога, и с ними, кто-то четвертый. И испуганный Навуходоносор говорит, что Он был подобен Сыну Божию. – Кто-то четвертый с ними там оказался, и они там ходят, как в прохладе и славят Бога! – Это потрясающее чудо, когда так восторжествовала их вера, и когда увидел Навуходоносор, Кто Тот Бог, Кто может их спасти, то тогда сам царь прославил Бога Израилева; вызвал их из печи и оказалось, что не только они не обожжены, но что от них даже дымом не пахло. И прославил Навуходоносор Того Бога, Которому служили три отрока. Был другой случай, также исключительной верности Богу. Пророк Даниил жил в одно время с этими отроками, но их пережил и был уже при другом царе, в царствование другого царя. Царь очень его любил, ему доверял, давал ему ответственные поручения, а вельможи царские страшно ему завидовали. Им очень хотелось очернить пророка Даниила в глазах царя. Не было никакой возможности – безупречна была его жизнь во всех отношениях. В конце концов они добились своего лукавым путем; они сказали: «Царь, нам хочется возвеличить твое имя, как можно больше, так вот издай, к нашей радости, такой указ, чтобы в течение месяца ни один твой подданный в твоем царстве, ни к кому не обращался бы ни с какою просьбою – ни к человеку, ни Богу, а только к тебе, нашему повелителю». Польщенный царь, не зная куда они клонят, издал такой указ. Даниил, когда указ тот вышел, будучи всегда послушным закону, увидел, что исполнить этот указ, – значит кесарю воздать то, что только Богу принадлежит. Несмотря на этот указ, он как до того делал, так и после этого: у себя, в своем жилище, открывал несколько раз в день окно по направлению к Иерусалиму и свою молитву возносил туда, где был иерусалимский храм – Богу Самому. Подсмотрели враги его, прибежали к самому царю и говорят: «Царь, а Даниил не слушает тебя. Ты что приказал? А он, по-прежнему, к Богу обращается». Только тут уразумел царь их хитрость – он знал, что они завидуют. Он попытался отменить указ, а ему говорят: «Нет, царь, тогда твоя держава ничего стоить не будет! Тогда только царство крепко, когда все знают, что слово царя твердо, как алмаз: что сказал царь, то не может быть изменено!» Погоревал царь и уступил. А была угроза, связанная с нарушением царского указа, угроза, по которой нарушитель должен был быть ввержен в львиный ров, т.е. в глубокую яму, где были свирепые голодные львы. И вот это было сделано с Даниилом. Ввергли его в этот львиный ров. Но, как говорит Библия, сон бежал от очей царя, он Даниила любил и доверял ему. Скорбно было это ему. Утром рано он поспешил к этому рву и воззвал Даниилу: «Бог, Которого ты слушаешь, спас ли тебя от пасти зверей?» И слышит ответ: «Царь, Бог спас меня, потому что я пред ним не погрешил. Да и перед тобой, царь, никакого преступления не совершил!» Обрадовался царь, приказал Даниила высвободить из ямы, потом привести его обвинителей и бросить их в львиный ров. И, как говорит Библия, они, полетевши туда, не успели еще удариться о дно ямы, как на лету львы их схватили и растерзали. Об этом и говорится в тропаре: «пророк Даниил львам пастырь, как овцам явился», т.е. свирепые, голодные могучие звери к нему ласкались, как кроткие овечки. Это примеры верности трех отроков и святого пророка Даниила. Как это не похоже на наше время! От нас ведь не требуется таких великих подвигов, какие они перенесли за верность свою Богу, но изменяем мы постоянно нашему Богу, когда делаем выбор или по боязни, или оттого, что слишком привыкли повиноваться суете мирской, или потому, что страстям своим слишком много служим. Так или иначе, всегда делаем выбор в мире. За примером недалеко ходить. Например, разве не видим постоянно явления, как наши русские православные люди и организации устраивают свои вечера, балы, концерты и прочее в субботние вечера. Некоторые так привыкли к этому, что считают это пустяком и думают: «Чего это церковники так возмущаются?» А, в действительности, если ты православный христианин, то тогда в субботу вечером, когда идет праздничная служба, твое место в церкви. Если ты болен, это другое дело. А так – твое место в храме и больше нигде! А ты делаешь выбор: игрушки мирской суеты предпочитаешь службе Божией! Разве это допустимо? Только не додумывают люди до конца, и вот получается, что эта расхлябанность, это безволие, которые ими овладели, они совершенно их засосали. А вот эти древние примеры, насколько они в этом отношении показательны и назидательны! Как теперь люди относятся к постам, уж не говоря и про Великий пост, т.к. говорят, что и его можно оставить. Вот и Рождественский пост, тоже его считают за какой-то пустяк. А припомните других ветхозаветных праведников мучеников Маккавеев, семь братий и их учителя Елеазара и мать Соломонию. Они на пытки и на смерть пошли за то, что отказались есть ту пищу, которая законом Божиим была запрещена. Когда наступает постное время, церковный закон запрещает определенного рода пищу, а нынешние христиане и знать не хотят, внимания никакого не обращают! И вот эти-то ветхозаветные примеры, повторяю, они и обличительны, они и назидательны. Конечно, вся беда в том, что когда мы здесь с амвона говорим все, то как раз те, кому следовало все это знать – отсутствуют, а присутствуют в других местах. Так и получается, что могли бы это знать, могли бы послушать, может быть и до души бы дошло и заставило бы задуматься, но они лишают себя самой возможности узнать то, что надо знать православному человеку, из-за того, что их нет там, где они должны быть. О, если бы Господь научил нас в эти годы изгнания более серьезно думать о наших христианских обязанностях и тому, к чему нас обязывает звание православного христианина, чада Церкви Христовой! Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский) 


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.