4 февраля 2018

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие о Господе братья и сестры!

В эти дни, перед Великим постом звучит в Церкви умилительное, трогательное песнопение «На реках Вавилонских» 136-й псалом святого царя и пророка Давида. Это вдохновенное песнопение прекрасно передает грустно-покаянное настроение, которым жили иудеи, перенося тяготы плена. И нам, готовящимся к посту, так близки эти переживания людей, вспоминающих страдания духовного притеснения. Разве мы с вами, братья и сестры, и ныне не пребываем в плену собственных грехов, страстей и пороков? Разве в нас не мечется душа, жаждущая одного – освободиться от земной тяготы, чтобы вырваться в небеса, навстречу Господу? Также как иудеи скорбели и плакали на реках Вавилонских, и мы скорбим и льем теперь, по милости Божией, умилительные слезы покаяния, очищающие, обновляющие наше естество, приближающие нас к Господу и Божественной любви. Наша скорбь не о настоящем, а о потерянном времени, о том, когда мы были, по своим грехам и злому воле изъявлению, оторваны от Бога, лишены радости Богообщения.

«На реках Вавилона – там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы», – слышали мы сегодня. Реки Вавилонские – это Тигр и Ефрат, а также их многочисленные притоки и каналы, которыми вавилоняне орошали свои поля и посевы. На берегах этих рек росли ивы или вербы, живописные деревья, низко склоняющие тонкие ветви над водой. В тени этих деревьев так любили отдыхать и вспоминать родину несчастные пленники. Вдохновенно и пламенно воспевал иудейский народ Бога. О чем же они пели? О любимой Палестине, о прекрасном Иерусалимском храме, о славе Божией, пребывающей во все дни. Особенно распространены и почитаемы иудейским народом были священные Сионские песни. Для вавилонян искусство пленников казалось любопытным. Для развлечения, на потребу своего низменного удовольствия просили они иудеев исполнить священные песни. Только просьбы эти болью отражались в сердцах несчастных пленников. Нельзя было на посмешище выставлять то, что было особенно дорого и свято, что служило основой народного самосознания! «Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши – веселья: пропойте нам из песен Сионских. Как нам петь песнь Господню на земле чужой?» Приказания вавилонян казались иудеям святотатством, они с негодованием отказывались петь и тешить публику, чем вызывали еще большую вражду поработителей своих, их ненависть и озлобление.

Что же спасало в этой тревожной, накаленной обстановке, где за малейшую провинность можно было поплатиться жизнью? В плену спасала только память о родине, любовь к благословенной земле и вера в Бога, упование на неизреченную милость Его. Вот почему пленники благоговейно восклицали: «Если я забуду тебя, Иерусалим, – забудь меня десница моя; прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалима во главе веселия моего». Память эта для несчастных пленников была столь важна, что ради нее они готовы были лишиться и правой руки своей и языка. А радоваться мечтали только такой радостью, которая будет для всего Иерусалима. Но когда же наступит час торжества? Действительность безутешна: они – в плену, а родной, любимый город – опустошен и разрушен. Потому не было более значимой и желанной мечты для иудеев, чем освобождение от плена и восстановление Иерусалима, что значило одновременно освобождение души и возрождение духовности. Пленники скорбят и вспоминают, как страшно было, когда Едом, или идумеяне, родственный иудеям народ, но настроенный враждебно против них, принимал активное участие в разрушении Иерусалима вместе с вавилонянами: «Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима, когда они говорили: разрушайте, разрушайте до основания его». Какой болью отзываются в сердцах иудеев эти жестокие слова! Но сами они не питают зла, только просят справедливого и правильного возмездия Божия за творимые беззакония. А так ли мы, братья и сестры, относимся к врагам своим? Для нас стало простым и естественным на обиды отвечать обидой, а зло встречать злом. Нам так хочется сотворить что-то в отместку задевающим наше самолюбие или оскорбляющим нас! Когда в сердце кипит нетерпимость и негодование, мы даже не осознаем того, что трудности и невзгоды, исходящие от враждебных нам людей, происходят в нашей жизни не просто так. Они попускаются Богом для очищения, для вразумления, для испытания нашей веры, наконец! Вот и получается, что не ненавидеть, а любить должны мы врагов своих, не зла им желать, а молиться за них.

Это так трудно! Трудно простить от всего сердца согрешающих против нас, простить искренне и нелицемерно. Более того, исполниться к ним христианской любовью! Стать выше человеческих разногласий, ненужных сплетен, клеветы, обиды, осуждения. Непросто это, но возможно, а для христиан не только возможно, но и должно. Сам Господь призывал нас: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). Надо понять, осознать разумом и душой, что любить всякого человека есть не что иное, как чествовать и славословить Творца. Если научимся в каждом ближнем, в друге и недруге, видеть создание Божие и служить ему с кротостью и смирением, то сподобимся благодати истинной христианской любви и искренней духовной радости. Святитель Иоанн Златоуст говорил: «Уподобиться Богу мы можем, если будем любить всех, даже врагов, а не тем, что будем совершать знамения».

Завершается псалом пророчеством: Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень! В пророчестве этом говорится о будущей тяжелой судьбе Вавилона, который, по воле Божией, падет. Непреложный Промысл Божий найдет Своего исполнителя. И хотя в глазах людей данные события предстанут страшными, даже жестокими, псалмопевец называет блаженным того, кто неукоснительно и полно выполняет Божественную волю. В строках этих заключен и определенный иносказательный смысл. Дочь Вавилона – плоть человеческая, с ее земными потребностями и страстями, творящая беззакония, порождающая греховные помыслы – младенцев, которые да не обратятся в грехи, а будут разбиты о камень покаяния и добродетельных начинаний, творимых во имя Господа.

Возлюбленные о Господе братья и сестры! Недаром сегодня вспомнили мы это благодатное церковное песнопение. Как не скорбеть и нам на реках Вавилонских, в плену земных привязанностей и пороков? Невозможно одновременно воспевать Бога и творить беззакония, отдаляясь от Отца Небесного. Нет оправдания такому двоедушию. Плененные иудеи не желали исполнять священные песни пред своими поработителями, боясь прогневить Бога. Но как часто мы, держа в уме и на устах имя Господне, все-таки подпеваем врагу рода человеческого в том, что касается временных удовольствий или сомнительных потребностей.

Разве не является это предательством  Господа и Его учения, которое мы стремимся исповедовать?! Разве это не отступление от веры нашей? Почему такими действиями мы не боимся вызывать справедливый Божий гнев? Пока еще есть время, время нашей земной жизни, постараемся заглянуть в свою душу и понять, что же для нас важнее – пребывать в греховном плену и духовном забытьи или все-таки восстать из рабства беззаконий, дабы обновиться, очиститься и обрести ни с чем несравнимую радость Божественного общения. Готовясь к Великому посту, отринем все земные заботы, вспомним о том, что в жизни нашей есть одно только важное и главное дело, от которого зависит не только настоящее существование, но и будущая вечность – очищение от грехов и примирение с Богом. Мы не должны медлить, не должны откладывать дело нашего покаяния. Ничто не мешает нам от всего сердца сейчас возопить ко Господу: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!» – а ведь двери милосердия Божьего уже отверсты для каждого из нас, и сегодня, и завтра, и до скончания мира. Аминь!

Митрополит Владимир (Иким)


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.