7 апреля 2019

Подвиг одной души 

 Зинаида Валерьевна устало поглядела на часы. До конца смены оставалось больше четырех часов… Поразительно, раньше она как на крыльях летела на свою любимую работу, готова была раствориться в ней. А теперь считает минуты до того момента, когда можно будет снять белоснежный халат и выйти из здания больницы. Сначала она списывала всё на усталость, потом — на отнюдь не юный возраст, а позже поняла, почему ей так тяжело. Ведь любое доброе дело требует определенного усилия, и человек волен выбирать — совершить ему малый подвиг служения ближним или оправдать себя обстоятельствами. Именно для Зинаиды ее работа медсестрой в отделении реанимации являлась действительно подвигом, потому как ее семья была достаточно обеспечена, и женщина вполне могла позволить себе заслуженный отдых. Еще пять лет тому назад, когда у мужа дела резко пошли в гору, он предложил супруге уволиться. Зинаида поразмышляла какое-то время, помечтала о том, как чудесно ей жилось бы: читай святых отцов сколько захочешь, а не по пару страничек перед сном, да и то не каждый день… А уж про паломнические поездки и говорить нечего. Столько прекрасных мест можно посетить!

 Намечталась всласть и заявила мужу, что продолжит работать. Потому что еще перед поступлением в медучилище решила, что дело спасения людей — это самая благородная работа на свете. После распределения она оказалась в больнице, в которой и проработала больше двадцати лет. Первый год она горела желанием спасти, помочь и оказаться полезной. А потом желание было одно — только бы не навредить! Дело в том, что Зинаида Валерьевна как истинная христианка старалась оказать не только ту медицинскую помощь, которая входила в ее обязанности, но и быть полезной духовно. В таком месте, как реанимация, где люди оказываются между жизнью и смертью, как нигде нужен человек, который утешит… Очень мягко, без нажима, медицинская сестра Зинаида Валерьевна Светлова подсказывала убитым горем родственникам, что есть Господь, Который всесилен, в отличие от врачей. В больнице знали об этом добровольном «миссионерстве», но поскольку Зинаида была профессионалом своего дела, а с родственниками общалась максимально деликатно, то и претензий к ней не предъявляли.

 Только это снаружи так радужно. Сколько раз Зинаида рыдала от духовной усталости и решала сбросить с себя это бремя!..

Особенно тяжело было в Великий пост. Внутри всё бунтовало. Окружающие раздражали, дома еле сдерживалась, чтобы не нагрубить. Зинаида всё чаще и чаще думала о том, что пора ей «на покой». И даже не из-за усталости, а от того, что польза от собственного труда ей казалась не такой уж и значимой. Ну, посоветовала она кому-то Богу помолиться, для кого-то Соборование организовала, а иным литературу нужную подсказала. А толку? Вряд ли человек, живущий вне церковной жизни, от одного разговора с ней что-то решит изменить. А если так, то для чего эти мучения? А мучения были на самом деле серьезные — пропускать через себя изо дня в день чужое горе под силу не каждому…

 Решение принято. Закончится пост, и сразу после Пасхи она напишет заявление об уходе.

 Наступило Благовещение. Зинаида благоговейно стояла в центре храма и радовалась той легкости, которая царила в душе. Слившись с церковной молитвой, она не заметила, как кто-то дотронулся до ее плеча. Оглянулась — и растерялась. Незнакомая девушка. Яркие глаза на румяном лице искрились теплом и кого-то ей напоминали… Нет, никак не вспомнить. Из вежливости приветливо кивнув незнакомке, она отвернулась. Теперь было сложно сосредоточиться на молитве. Знакомые глаза не давали покоя.

 Вдруг Зинаиду бросило в жар. Ну конечно! Несколько лет тому назад в ее больницу привезли пациентку после инсульта. Медсестра посоветовала родственникам как можно скорее пригласить к больной священника, пока та еще в сознании. Спасти ее жизнь так и не удалось, но таинства Исповеди и Причастия были совершены. Зинаиде запомнилась девчонка — дочь усопшей, которую она лично пропускала в реанимацию. Она не плакала, не причитала, просто молча глядела, как угасает мать. Девочке тогда было не больше двадцати. Как только она узнала о смерти, то сама подошла к медсестре и спросила, сурово глядя ей в глаза: «Как мне теперь жить?» Нет, она не просила ни жалости, ни сострадания. Ей просто нужен был ответ. Зинаида же была настолько вымотана, что, понимая всю серьезность происходящего, не смогла найти нужных слов… Она просто сказала: «С Богом живи». Ответила, как отрезала. Уже после ухода девочки она еще долго переживала. Наверное, надо было что-то объяснить, как-то подсказать…

 И вот теперь за ее спиной стояла эта повзрослевшая девушка.

 После службы Зинаида стала ее расспрашивать. Оказывается, после смерти мамы она еще долго не могла прийти в себя, но в голове постоянно звучали слова «С Богом живи». Это и привело ее в храм. Нашлись сестры, которые помогли новоначальной советами и укрепили в вере. Со временем нашелся и духовник…

 Приближаясь к дому, Зинаида Валерьевна думала, как же промыслительно всё у Бога. Даже ту лепту, которую могла внести она, Господь превратил в первую ступеньку на пути спасения чьей-то души! Невозможно опустить руки и сказать: «Не могу больше!»

 Ничего. Закончится пост. Наступит светлая Пасха, а там и сил прибавится. А пока надо просто немного потерпеть…


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.